Ночь с любимой

Час ночи. Её еще нет. Где она? С кем? Что делает? Тварь, жрет, наверное водку в кабаке. Или трахается уже где-то. Сука! Разорву, когда прийдет. Как так можно? Падла. И деньги на телефоне закончились. Лучше б я сразу домой ушел.
На кроватке на другой бочок перевернулся малыш. Её малыш. Который считает меня папой. Потому что я ухаживаю за его мамой. Потому что прихожу к ним почти каждый вечер и остаюсь на ночь. Потому что отношусь к нему лучше, чем его собственная мать. Потому что приношу ему подарки. Потому что у него нет папы. А он должен быть. Да и мамы нет, в принципе. Она есть только когда ей это нужно. А он ей нужен ,чтобы прикрываться. И жаловаться на жизнь. И она такая не одна… Не упал малыш. Ну и ладушки.
Блин! когда она прийдет? Чем заняться? Спать все равно не могу. Ехать искать — бессмысленно, хоть и город маленький. Я и денег не брал. Альбом. С фотографиями. Её фотографиями. С детства. Открываю. Холодок по телу. Она такая красивая, такая милая. Улыбка, которая заставляет умиляться и таять. Ангелочек просто. Как можно с ней что-то плохое сделать? Не понимаю. Во сколько бы ни пришла — ничего не сделаю. Ничего не скажу. Люблю все равно. Люблю, когда она прячется в моих объятиях. Такая маленькая, такая милая. Когда дремает на моем плече. Люблю сидеть напротив нее и смотреть в ее огромные глаза…. Где они сейчас, эти блядские глазищи?
Твою мать! Половина второго. Ей пофигу, что здесь я. Ей пофигу что здесь малой. Ей пофигу, что завтра на работу. Я ж сказал, что прийду сегодня. Значит… не любит? От этой мысли аж сердце замирает и в глазах мутнеет. И почему за ее малым должны следить ее мама и я? Да, я его люблю, он классный чувак. Но почему ей на него наплевать? на меня наплевать… наплевать на собственную мать… водка… не пейте, люди! Отчим — алкаш. Она тоже к спиртному неравнодушна. Мать ее в 50 выглядит на все 70, хоть и не пьет.
Я уже пять с половиной часов не знаю чем себя занять. Когдя пришел — малой спал уже. Её мама сидела с ним. Попили чаю, поговорили о жизни. Поговорили о ней. Её ненавидеть, или пожалеть? Так ведь сама виновата — сама пьет, сама блядствует. И кто виноват, что с ней мужики не уживаются? Властный убьет ее нахрен за ее проделки. А с тряпкой, который будет все это терпеть — она жить не будет. И, вроде, все нормально у нас. И в постели хорошо, и романтика каждый день и в быту все пучком вроде. И, твою мать! Чего-то не хватает ей. Упёрла…
Два часа. Интересно, она сама приползет или с хахалем? Хорошо бы — с хахалем. На нем и оторвемся. Порву козла! Да, на нее любой позарится. Я б тоже позарился в кафехе. Но я по кафехам не хожу, потому что у меня есть она. А она? Тварь! Приедь с хахалем. Хоть что-то хорошее сделай для меня сегодня. Даже, если будешь не очень пьяная — не буду с тобой спать! Противно. Даже если без хахаля. Но что-то подсказывает, что ты приползешь невменяемая. Как так можно поступить? Все. Это последняя моя ночь у тебя. После этого мы расстанемся. Нафиг! Альбом. С фотографиямию. Листаю снова… А кто, если не я? может, все-таки любит, но запуталась?
Половина третьего. Hi-Fi по третьему кругу. Восьмая … девятая чашка чая. Сбился со счета. Поправил малышу одеяло. Я что-то не так делаю? Может, правда? Но даже если это так, нельзя же так со мной поступать…
Начало четвертого. Скрипнула дверь. На пороге появляется она. Сама. Ну ладно. Смотрит глазами в разные стороны.
— О! Ты здесь. Привет, Миха.
Начинает разуваться. Да. кися моя, в таком состоянии…. помогаю разуться. Лезет целоваться. Да пошла ты! Отворачиваюсь.
— Че ты отворачиваешься? Ну погуляла я. Козел. Ты ж скзал, что не прийдешь!..
— Сказал, прийду.
— Не ври! Мудак! — срывается на крик
Ха! Теперь я еще и виноват.
— Раздвеайся. Спать иди — завтра на работу.
— Дай я пописяю.
Доползает до кровати и ложится рядом с малым. Э, нет, дорогая, так не пойдет. Ложись-ка на кресло раскладное. Нефиг на малого перегаром дышать. Перекладываю. Ей пофигу.
— Мишенька, прости, — ик, — я правда думала, ты не прийдешь. Обними меня, я там замерзла. — кутается в мои руки.
Дааааа… Не могу себя сдержать… обнимаю, прижимаю к себе… а она… спит уже. Укладываю на подушку, укрываю одеялом. Щечка… поцеловал. Фу! Много пила…
Ворочается. А во мне клубятся чувства, путаются мысли. Я не курю. А то бы уже несколько пачек выкурил. Она тут. Но не спится все равно. Ложусь рядом с малышом. С краю. Смотрю на нее. Зачем она так сделала? Завтра спрошу. Или послезавтра — когда отойдет.
— Мишаааа…. плохо…мне… — спазм. Блин. несу тазик. Зашибись! Романтика!.. Уношу тазик. Возвращаюсь. Спит.
… До утра провалялся так, почти не засыпая. Будильник…
— Инна… Вставай, на работу надо.
— а? — смотрит на меня красными едва открывающимися глазами, морщит лоб.- Блядь. — опять ложится.
— Инна, опоздаешь. На работе отоспишься.
подскакивает:
— Заебал! Какого хера! Пусть выгоняют… Угргргргр! — идет на кухню, пьет воду. Начинает потихоньку собираться. — А малого кто в садик поведет?
— Я. Одевайся.
Одевается, бурчит что-то.
— Чего ты меня на кресло положил? Не мог на диване?.. рядом с собой…
Молчу. Смотрю на нее. Оборачивается. Смотрит. Понимает. Отворачивается, расчесывается дальше. Одевается, выходит из дома.
Через пятнадцать минут малого нужно будить и собирать в садик.

Рубрика: Рассказы. Tagged with .